pilot_pirks (pilot_pirks) wrote,
pilot_pirks
pilot_pirks

Category:

ДТ-8 Американцы любят фрукты. Кафетерии. "Сервис". Электрические машинки в быту.



Я был в САСШ в эпоху пресловутого ”prosperity“. Печать „процветания“, увы, оказавшегося отнюдь не вечным, лежала и на жизни заводов.

Американцы любят фрукты, даже в учебниках английского языка подробно написано, как полезно и дешево ими питаться; там говорится, что ежедневно нужно покупать фруктов на 35 центов. Фрукты очень дешевы – десять бананов стоит 35 центов, лучшие апельсины – 5 центов. Американцы не любят плохих фруктов и обычно выращивают только отборные породы. Мелкие нежные вилочки капусты в сыром виде подаются к столу. К мясному блюду подается масса разной травы и корнеплодов, мяса почти не видно.




Когда мы с Зыбиным в Ватерлоу столовались в рабочей семье, то всегда поражались, сколько нам нужно было съесть разных приправ, чтобы добраться к маленькому кусочку мяса.Отварной картофель, свекла, куски сырой или отварной капусты, несколько кусков отварной тыквы, фасоли и смесь нарезанной моркови с яблоками всегда окружали маленький кусочек бифштекса.



Снимок 30х. Заводской рабочий с ленчбаксом

Ежедневно у ворот завода я покупаю „патентованный“ завтрак в картонной коробке. Завтрак стоит 25 центов. Это расточительно, по мнению многих рабочих. Но я одинок – здесь мне никто не может приготовить его дешевле. В баксе три бутерброда: один с тончайшим кусочком ветчины (как только его ухитряются отрезать!)‚ два – с сыром, сладкий пончик и небольшой апельсин. Остается только во время перерыва купить бутылку молока, кофе или чаю.Рабочие у Кейса завтракают в неприглядных‚ условиях – тут же в раздевалке они располагаются у нескольких столов. На столах масса стандартных металлических ленчбаксов.

Два типа баксов видел я за все время в Америке: две каких-то фирмы вытеснили все остальные и прочно завоевали положение в этой области. Баксы действительно сделаны очень хорошо. Размер не мал, не велик – как раз для трех-четырех бутербродов‚ апельсина или банана. В полукруглую крышку бакса вставляется полулитровый термос с горячим кофе. Бакс выкрашен в прочный черный цвет и имеет удобную кожаную ручку.



В основном нагугливается такой тип ланчбокса из 1930х.

Некоторые рабочие завтракают в кафетерии. Около каждого завода имеется несколько таких кафетерий. Это узкие маленькие комнаты c одним прилавком. Прилавок безукоризненно чист, вдоль него прочно привернуты высокие круглые стулья, они сильно напоминают сидения для пианино, но только на непомерно высокой металлической ножке. Когда вы сидите на таком стуле, ваши ноги не достают до пола.

Раньше всего вам подают воду – без воды американец, не может обедать. Кипяченой воды нет, о ней и не знают, ее никто не спрашивает. Пьют чистую холодную, сырую воду


После некоторой тренировки к этой воде привыкаешь настолько, что в течение обеда выпиваешь два-три стакана и без нее не садишься за стол. В числе прочих фруктов американцы создали особую породу, скрещенную из апельсина и лимона. Это так называемый грейн-фрют, размером с голову грудного ребенка, по цвету настоящий лимон – ароматный, сочный, приятный на вкус плод. Он создан в парниках САСШ и настолько прочно завоевал положение, что стал одним из самых доступных плодов. Половина его стоит пять центов. Бой разрезает пополам оранджейл, вырезает средину, надрезает по отдельности каждую дольку и подает сахар, которым вы посыпаете оранджеил.Каждая кафетерия имеет свой порядок.

В  некоторых из них вы просто садитесь за стойку и, заказав, расплачиваетесь немедленно. В некоторых – вы вытягиваете из автомата чек и после завтрака оплачиваете в кассе сумму, указанную на чеке буфетчиком. Но есть и кафетерии с порядком более сложным для новых людей.

Еще направляясь на завод Джон Дира, я с товарищами зашел в кафетерию в Муллине, не осведомившись предварительно о порядке, существовавшем в ней. Стеклянная стойка уставлена разнообразными блюдами. В начале ее находится стопка металических подносов. Я беру поднос, и ставлю его на узкий никелированный конвейер, идущий вдоль всей стойки. Указывая пальцем на каждое блюдо. я набираю полный поднос, подхожу к кассе, кассирша отбивает чек и дает его мне, я сую ей деньги, но она возвращает их мне. Не понимая в чем дело, я снова `предлагаю ей деньги, но она снова возвращает их мне.

Наше препирательство привлекает внимание многих, – на конвейере затор, конвейер остановился. Мне начинают кричать сзади. Некоторые подходят сбоку и что-то усиленно советуют мне. Девушки – подавальщицы сочувственно говорят мне что-то, а высокий кельнер смеется. Я в окружении девушек, потный и красный, не могу разобраться ни в чем. Мои друзья тоже не понимают в чем дело, но стоят в стороне и ждут чем все это кончится. Одна из подавальщиц берет у меня поднос‚ но я упрямо не даю ей. Наконец, растерявшись совершенно, я оставляю поднос на прилавке. Девушка берет поднос и идет со мной. Недоумевая, я сажусь за первый попавшийся стол. Девушка ставит поднос на стол.

Новая беда настигает меня: я обнаруживаю, что сел за чей-то занятый стол. Около каждого стола вешалка, и около моего висит чье-то пальто. Я схватываю поднос и перебегаю за другой стол.

Оказалось, что кассирша, отбив чек, указала сумму, которую мне только еще предстояло уплатить. Подавальщицы стоят около этой кассы и доставляют ваш поднос к столу. У выхода вы расплачиваетесь по вашему чеку.

Во многих кафетериях дело обстоит проще. Там нет никаких подавальщиков и подавальщиц. Вы движетесь вдоль конвейера и набираете себе все сами, а у выхода расплачиваетесь по чеку, отбитому за стойкой.

Заводские кафетерии обыкновенно посещаются одними и теми же людьми. Американцы постоянны, они любят стандарт‚ они привыкают к месту. В кафетерии знают вкус своих посетителей и часто, даже не спрашивая вас, подают вам то, что вы обычно берете на завтрак. У кассы при выходе всегда лежат сигары, жевательный табак и другие мелочи, которые вы незаметно захватываете по пути. Эта торговля между прочим. В этой мелочи всегда видно умелое, продуманное использование всех возможностей заработать. Это „сервис“ (обслуживание).

В любой парикмахерской вас стремятся полностью обслужить – вас бреют, чистят вам обувь и даже выгладят ваш костюм. Каждый магазин стремится обслужить вас по возможности всем. Вас стремятся „не выпустить живьем“. Вам создают максимальные удобства.



В парикмахерской вы лежите горизонтально в кресле, вам делают компресс, массаж и одновременно чистят ботинки. В универсальных магазинах вас одевают с ног до головы – вы захватываете там галстуки, носовой платок, перочинный нож, дешевые часы за доллар, перчатки для работы, блокнот, карандаш, шоферские очки и все, что хотите.

„Сервис“ поставлен и значительно шире. Не выходя из дома, вы можете приобрести полную обстановку, мебель, пригласить из прачечной фургон‚ чтобы забрать ваши костюмы для чистки и глаженья. Соседняя лавка будет ежедневно доставлять вам продукты, и вы можете даже пользоваться у нее кратковременным кредитом. Все это будет делаться с улыбкой, с добрым видом. Но для всего, разумеется, нужны деньги.

Я часто вспоминал неприязненные лица подавальщиц обедов в наших кооперативных столовых. Я всегда чувствовал себя злейшим врагом той подавальщицы, за чей стол я садился в нашей столовой. Да и она чувствовала себя несчастной, когда за ее стол садилось чересчур много народа. Каждая из подавальщиц стремилась к тому, чтобы сели не за ее, а за соседний столик.

Особый интерес представляет универсальный магазин, так называемый, „гроссери“. Это громадный магазин, продающий разнообразные вещи не дороже определенной цены. Например, магазин – все от 5 до 10 центов или ‚‚от 5 до 25 центов“ или ‚‚от 5 центов до 1 доллара“.

Вы подходите к прилавку, над которым висит надпись: ‚,все по 25 центов“. Там – кепи для работы‚ перчатки, носки, платки, посуда, резиновые шляпы для купания, инструмент, парфюмерия, конфеты, писчая бумага, и все в отмеренных и взвешанных долях – ровно на 25 центов. Это очень напоминает Лубянский проезд, где букинисты вывешивают рукописные аншлаги: „Любая книжка – четвертак“.

Вам стремятся преподнести вещи или создать обстановку, максимально удовлетворяющую вас, с таким расчетом, что бы все, что вам требуется, вы получили именно здесь, а не у соседа. Когда вы подъезжаете к отелю в грязной и запыленной машине, – в вашу машину тот час же садится шофер отеля и отводит ее в гараж при отеле. Там ее моют, чистят, сделают любой ремонт, приготовят к дальнейшей вашей поездке. Из ваших рук берут не только чемодан, но не позволяют вам нести даже портфель. Полминуты уходит на разговор о номере, цене и удобствах, вы расписываетесь в книге и на лифте поднимаетесь к себе. B отеле вам стирают белье, чистят обувь, гладят костюм.

Против вашей комнаты почтовый ящик, на столе стопка почтовой бумаги и конверт с клеймом отеля. Промокательная бумага также с клеймом отеля, на спинках – реклама отеля. При отеле парикмахерская, аптекарский магазин, кафетерий, ресторан и отделение фруктовых вод.



В Америке в больших количествах пьют чистый фруктовый сок. На ваших глазах человек за стойкой разрезает апельсин и лимон и выжимает их, при помощи блестящей электрической машины, в стакан. В стакан добавляется ложечка белков, все это сбивается в пенистую смесь на другой электрической машине и подается со льдом.

Машинка для сбивания сока состоит из пяти – шести маленьких никелированных электромоторов, величиной в кулак. Все они установлены в один ряд, каждый мотор работает независимо от другого. Здесь так много электрических моторов, что с ними встречаешься всюду.

Стрижка в парикмахерской производится электрической машинкой. Обувь чинят при помощи электричества. Несколько заказчиков в носках сидят в закрытых кожаных креслах и читают газеты, ожидая когда их обувь будет готова. Любая починка делается тотчас же. Специальные машины работают от отдельных электромоторов. Есть машина для набивки каблуков, пришивания подошвы, починки верха. Даже при чистке обуви применяется крохотный электровентилятор для обсушивания обуви.

В каждой кафетерии имеется Одна или несколько электрических печек, в которых подсушиваются тонкие ломтики белого хлеба так называемые „тост“. Эти ломтики автоматически выбрасываются из печки, по мере того как высыхают. Детские игрушки в Америке, которые обычно являются моделями настоящих вещей, также часто приводятся в движение электричеством. Составы игрушечных вагонов с паровозом катятся при помощи электрического тока. Электричеством приводятся в движение такие игрушки, как цеппелины, легковые и грузовые автомобили разных типов, подъемные краны, экскаваторы, пожарные приспособления и т. п.

На сей раз был даже избыток фотоиллюстраций. Впрочем, многие элементы сейчас не вызывают никакого удивления :)
Центральный пост http://pilot-pirks.livejournal.com/97270.html


Tags: Что я видел в Америке что сделал в СССР, история, книга
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments