pilot_pirks (pilot_pirks) wrote,
pilot_pirks
pilot_pirks

Categories:

ДТ-20 Первый трактор СТЗ


Панорама СТЗ в 1930 году

Шейнман был в поездке с октября 1929 по октябрь 1930 года. Что же произошло со Сталинградским тракторным заводом за его отсутствие? Очень и очень многое.


Когда он уезжал завода, по сути, еще не было. Был монтаж стен. На строительство были брошены все силы и его темпы действительно поражали.

Сборка и установка металлоконструкций механосборочного цеха провели за 28 дней против 163 по проекту, кузнечного цеха за 54 дня против 132, литейного за 72 дня против 193.
Сами цеха были построены тоже с опережением плана. Кузнечный цех за 314 дней против 345, а литейный за 270 дней против 375. В результате всех этих усилий,к апрелю 1930 года завод был готов к приему оборудования.

Потом была битва за станки. Корабли со станками задержались и специально в порты были отправлены представители, чтобы поскорее разгрузить корабли и доставить оборудование. И если к 1 мая цеха были, практически пустые, то в ночь на 1 июня 1930 последний эшелон с оборудованием был отправлен в Сталинград.

Монтаж станков тоже производился с колоссальным опережением сроков. Например в молот в пять тыс фунтов был смонтирован за 3 дня вместо 26, а молот в 2 тысячи фунтов за 12 часов вместо 13 дней..

Зачем спешили? Просто коллектив завода взял на себя повышенные обязательства и обязался пустить завод на три месяца раньше срока. К 1 июня 1930 года, а не к 1 октября, как планировалось изначально.

Видимо наступило своеобразное головокружение от успехов. Хуже всего, явно все были уверены, что главное завод построить, пустить его не будет составлять особых трудов. А ведь им предстояло пустить крупнейший тракторный завод в Европе (а из-за кризиса в США и в мире). Причем, не имея никакого опыта в подобной работе. Думаю, как раз отсутствие опыта и навевало подобные мысли.

По воспоминаниям Гинзбурга зарубежные специалисты предупреждали, что построить завод это ерунда, главное его пустить. Но их особо не слушали.

Даже наши специалисты, напрямую участвующие в проектировании завода, заразились этим мнением. Если еще в 1929 считали, что завод выйдет на полную мощность (в 40 тыс тракторов) в 1933-1934 году, то в 1930 все были уверены, что это произойдет в 1931. Причем, с перевыполнением плана. Он будет давать 50 тыс тракторов, а не 40!

Ну а первые месяцы он будет выдавать такой план. За первый месяц производства 100-150 тракторов, 2 месяц 300-400 тракторов, 3 месяц 1600-1750 тракторов.

15 июня 1931 года первый трактор СТЗ-1 сошел с большого конвейера. Этот день считается началом работы Сталинградского тракторного завода

На площади перед заводом состоялся митинг, посвященный этому событию.  На нем начальник тракторостря В.И. Иванов зачитал всему коллективу телеграмму Сталина

"Привет и поздравление с победой рабочим и руководящему составу первого в СССР Краснознаменного тракторного гиганта. 50 тыс тракторов, которые вы должны давать стране ежегодно есть 50 тыс снарядов, взрывающих старый буржуазный мир и прокладывающих дорого новому, социалистическому укладу в деревне.
Желаю вам успеха в деле выполнения вашей программы."


Потом этот трактор по железной дороге был отправлен в Москву. Причем на многих станциях его встречали делегации, осматривали его и изучали. В Москве он своим ходом добрался до Большого театра. Там тогда проходил ХVI съезд партии. Он там простоял две недели, после чего был отправлен в Музей революции. Где и находится по сей день.


Также, чтобы лучше понять как тогда пускали СТЗ, можно прочитать эту заметку в Смене. Она посвящена производству первого опытного трактора.
http://smena-online.ru/stories/privodnye-remni


25 - 26 апреля прошел по заводу тревожный слух: опытные тракторы к сроку, к 1 Мая, не будут готовы.

Ремонтно-механический цех получил задание на выпуск двух опытных тракторов уже давно. Цех полностью оборудован и работает на полном ходу. Он не хуже других понимает значение опытного выпуска: на его тракторах должны быть проверены все чертежи, все детали, все операции будущего массового тракторостроения. Без этой точной лабораторной проверки тракторный завод не может быть пущен 15 июня, к XVI съезду партии.

Так что же могло задержать и сорвать выпуск двух машин в срок?

На ремонтников в заводском дворе стали коситься. Они позорили завод, который взял невиданные темпы, который до сих пор почти все заканчивал раньше намеченных сроков. Ремонтники занимали высокое место в социалистическом соревновании. Неужели они омрачат годовщину соревнования?

Впервые перед всеми заводскими корпусами встала угроза прорыва. Газета «Даешь Трактор» закричала о срыве опытного тракторостроения. Она шерстила администрацию цеха, она обвиняла ее в неумелом, нерациональном распределении заказов, она уличала ее в загрузке цеха мелочами. Нет, даже не в загрузке - станки полностью не загружены, ряд новеньких иностранных машин стоит на простое, рабочие ищут дела!

Но что можно сделать теперь, когда осталось три - четыре дня до срока?

...

В механическо-сборочном цехе прикрытые чехлами стояли только - что прибывшие из Америки станки. Их было 112 из 940, на плечи которых взвален процесс производства трактора. 112 без остального комплекта могли сделать немногое, и они стояли, застыв в немом ожидании собратьев. Но сейчас и к ним подкралась горячка. Мобилизованные, они стали в строй. 1 Мая должны выйти два опытных трактора!

Три дня в ремонтном кипела работа. Бригады ударников сменялись, как воинские части на фронте. Несколько инженеров, техников и мастеров трое суток не выходили из цеха. Рабочие других цехов, выходя на работу, изменяли маршрут и делали крюк, чтобы пройти мимо ремонтного, прислушаться к его сердцебиению. Теперь о работе в ремонтном справлялись, как о здоровье роженицы.

Утро 30 апреля встало над заводом. В этот день решались многие сражения. Вечером должны были быть подведены итоги соревнования: кто станет во главе ударных рабочих колонн. На завтра два трактора должны были выйти на маевку - станут ли они во главе демонстрации тракторостроевцев?

Последний день работы решал дело пролетарской чести и гордости.

С утра начали подводиться к сборке первые готовые части двух тракторов. Станки были поставлены на высшую скорость, люди - на предельную точность и уменье. Еще никто не смел счастливо смеяться, но уже все были спокойны. Монотонно шуршали трансмиссии, молчаливое напряжение овладело цехом.

В час дня на шасси были поставлены первые части. Сборка тракторов началась. Около четырех тысяч деталей составляют «Интернационал» 15X30 HP. Далеко не все четыре тысячи были готовы.

В два часа дня трансмиссии замедлили бег, рабочие подняли глаза от резцов и сверл наверх, где в затухающем темпе, уже по инерции, вращался стержень передачи. Он сделал еще несколько оборотов и стал.

Рабочие стояли молча, в ожидании, глядя наверх. Сознание катастрофы пришло только через пять - десять минут.

Электрической энергией питает завод пока еще городская станция. Своя, заводская, будет готова только к пуску завода. Городская же станция сверх меры перегружена - не даром так лихорадочно - быстро строится Сталгрэс.

Если вы едете из Сталинграда на Тракторострой - 13 километров трамвайной линии - ваш вагон по крайней мере пять раз застрянет на вынужденной остановке: это значит, что волна тока сорвалась где - то в городе. Вы развернете газету и будете терпеливо ждать, пока она вас не нагонит.

Ремонтный цех молча переждал среднюю норму вынужденной трамвайной остановки. Но трансмиссии были мертвы. Через десять минут цех налился сдержанным бешенством. Инженеры бросились в заводоуправление. Мастера повисли на телефонах.

- Алло, алло! Да отвечайте же, черт вас дери! Электростанция? Алло? Электростанция? Что с током? Авария? Авария?! Когда же будет ток? Неизвестно? Как неизвестно! Как только почините? Но у нас стоят станки!!!

Со стоном отрывались мастера от аппаратов. То, что там называлось аварией, здесь - катастрофа. Бешенство от злости переходило в бешенство от бессилия. Говор, шум, ругань, советы смолкали. Что делать, что делать?

Наполовину рожденные тракторы стыли у ворот, окруженные бледными людьми. Кончено, пропало! Темп полетел ко всем чертям, вверх тормашками. Дни напряженной работы выплеснуты в помойку. Сроков больше нет. По мертвым проводам вместо тока в завод вливался позор. План сорван. Ремонтники по чужой вине понесут на себе позорное клеймо. Что делать, что делать?

У станков собирались группы. Переключали рычаги скоростей: вдруг ток уже пошел? Один комсомолец со злобой дернул приводной ремень; медленно и уныло дернулся вал и сделал оборот. Комсомолец застыл в немой работе мысли. Ньютон падению яблока обрадовался не больше: эврика!

Через полчаса у всех станков стояла бригада комсомольцев и руками вращала приводные ремни. Станки работали медленно и с трудом. Но работали! Понимаете - работали!!! Это стоило нечеловеческих сил - стоять и дергать приводные ремни. В этом не было рекордных темпов. Но в этом была рекордная воля.

Приводные ремни медленно, с натугой вращались. На лицах выступали мелкие капли пота. Цех работал. Руки поднимались, тянули ремень, опускались и снова поднимались. Комсомольцы заменяли электростанцию, комсомольцы давали жизнь станкам, били катастрофу по голове, отгоняли призрак прорыва.

Первого мая два опытных трактора были готовы.


Центральный пост http://pilot-pirks.livejournal.com/97270.html


Tags: СТЗ, Что я видел в Америке что сделал в СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments