pilot_pirks (pilot_pirks) wrote,
pilot_pirks
pilot_pirks

Category:

ДТ-23 Рабочий день в цехе. Где же склад сталей? Телеги и автокары.

11 Рабочий день в цехе. Где же склад сталей? Телеги и автокары.
Совещания при заводоуправпении.


К 7 часам утра я выхожу на завод. Еще совершенно темно. Трудно в этой темноте шагать по бездорожью, по сугробам снега, да к тому же при таком резком северном ветре, какой бывает в Сталинграде. Мороз градусов в 25. Тротуаров еще нет, – везде встречаются груды строительного мусора и ямы, засыпанные снегом. Свой американский костюм и шляпу я давно сменил на отечественную кепку и кожаную куртку. Резкий ветер жжет переносицу. У проходных заводских ворот нужно остановиться и окоченевшими пальцами шарить пропуск. Его нужно предъявлять „обязательно в развернутом виде“.


В цехе я прежде всего вызываю распредмастера Сорокина и занимаюсь с ним расшифровкой его иероглифических записей. Деталь за деталью я выписываю на большой белый лист бумаги и делаю пометки относительно более важных или вызывающих сомнение. Ознакомившись таким образом с составлением программы на сегодня, я вызываю инженера, занимающегося вопросами инструмента. И опять деталь за деталью по моему списку мы проходим все от начала до конца, и инженер на память, без всяких записей говорит о количестве штампов, о степени годности и местонахождении каждого из них. Знать все наизусть – гениально, но беда в том, что действительное положение вещей проверить абсолютно невозможно.

Штампы лежат где угодно. Специального места для хранения их в цехе нет. Покрытые пылью и грязью, они лежат в кузнице у молотов, занимая каждый свободный прогал, и даже в маленькой кладовой, где хранятся обтирочные концы, спецодежда и разный цеховой инвентарь.

В конце концов мы провели инвентаризацию всех штампов, большое количество их свезли и сложили в термической мастерской, а также и на том месте, где будет в дальнейшем установлена большая осадочная машина. Но свалка так и осталась свалкой, она стала занимать лишь меньше места.
Штампы очень тяжелы, без крана их брать нельзя, а крана в термической нет. 5-тонный мостовой электрический кран который был здесь, мы сняли и установили в инструментально-штамповой мастерской, где крана не предполагалось совершенно. А без крана в мастерской работать нельзя.

Штампы в термической мастерской сложены на гладком бетоне, – на том самом месте, где когда-то были отжигательные печи. Печи были установлены в таком количестве, какого совершенно не нужно нам. В самом начале работы мы сняли 7 отжигательных печей и продали их другим заводам.

Штампы лежат тесно уложенные в ряд, один возле другого. Чтобы взять один из них, особенно находящийся в средине, необходимо ломом переворошить чуть ли не все. Это очень неприглядная операция тяжелого ручного непроизводительного труда. Мы пробиваем брешь в сознании некоторых руководящих товарищей. Добиваемся признания, что необходимо выстроить специальное помещение для хранения дорогостоящих штампов, для проведения в порядок всего штампового хозяйства нашего цеха. Директор Мозголов принципиально согласен, но он не решается нарушить какое-то распоряжение, запрещающее пристройки к новым цехам. Технический директор не согласен принципиально, он считает склад штампов ненужной роскошью. Вместо склада готовых штампов он предлагает построить склад для стальных кубиков, из которых изготовляются штампы, и возле инструментально-штамповой роют какой-то котлован, чтобы в подвале, на 3 метра ниже поверхности земли, образовать хранилище специальной стали.

Весь мой разговор с мастером-распределителем и инженером по инструменту непрерывно прерывается рядом текущих дел. Мне приносят образцы поковок, полученные с нового комплекта штампов, детали забракованы по разным причинам, тут же врываются с сообщением о том, что погнулся шток на 12-тысячном молоте. Приходят с жалобами на недостаток транспортных средств.

Я настойчиво накручиваю ручку телефонного аппарата, аппарат трещит, я кричу на весь цех. Эта операция особенно мучительна уже по одному тому, что чувствуешь свое полное бессилие перед такой коробкой. Не добившись толку, отправляюсь лично выяснить дело, отдать нужные распоряжения. Я иду в межцеховой транспорт.

Специального помещения для хранения и ремонта автокар нет. Это тоже одна из странностей на нашем заводе. Есть помещение для лошадей, телеги хранят под закрытым навесом, ф для 28 импортных автокар, стоимостью в 3 с половиной тысячи золотых рублей каждая, помещения нет. Автокары располагаются в одном из пролетов механосборочного цеха.

Мне нужно получить еще хотя бы одну автокару. На месте я удостоверяюсь, что это безнадежное дело. Два молодца настойчиво заводят автокару, но она упорно не желает заводиться. Подождав минут 15 и убедившись, что все идет так же, как вчера, получив, так же как вчера, от дежурного всяческие заверения и обещания ‚,не задержать“, я отправляюсь на склад стали.

Это попросту громадная яма, в которой сложены штабели стали, сбрасываемой, сюда с насыпи подъездных путей. C одной стороны этой ямы находится градирня силовой станции, десятками гейзеров разбрызгивающая струи воды. Когда ветер идет со стороны градирни - туман окутывает яму. Мелкие брызги градирни летят на сталь. Металл покрыт льдом.

Листовое железо, сложенное в штабели. представляет сплошную глыбу льда. Листы оторвать один от другого невозможно‚ их уродуют ломают и повреждают края, отбивая слои льда. Так же – ломами и тонкими штангами – рабочие сбивают лед с крупных прокатных профилей, извлекают из штабеля тяжелые штанги проката и на плечах несут их к ножницам.

Ножницы находятся здесь же, в деревянном сарае. В сарае сложена маленькая кирпичная печь, возле нее греются рабочие… От холода в ножницах стынет смазка, ползун еле ходит, ножницы останавливаются по нескольку раз в день. Наблюдать в этих условиях за правильной их работой очень трудно.
Было уже несколько аварий: лопнула муфта включения, разорвало ползун, помята и самая станина. Когда ножницы выходят из строя, мы напрягаем всю нашу инициативу и изворотливость, чтобы дотянуть до окончания их ремонта. Мы режем металл на горячей пиле, совершенно не приспособленной для этой цели, рубим молотом и режем автогеном. Этими путями нам кое-как удается спасти положение.

Познакомившись с делом на складе, я вижу, что единственная автокара. работающая здесь, не может выехать на гору от ножниц, чтобы подать заготовку в цех. Мотор трещит чихает и глохнет. Рабочие попеременно заводят его. Я созываю рабочих со склада, и они подпирают автокару ломами, упираются плечами в место, где расположен мотор и при помощи дружной „дубинушки“ выталкивают автокару – эту представительницу новейшего типа внутризаводского транспорта.

Автокары не могут ездить в гору и под гору, скакать через ухабы и ямы и тянуть груз по обледенелой земле. Они уж превратились у нас в старушек и скоро совсем откажутся работать. Резиновые покрышки на колесах уже истрепались, и автокары буксуют металлическими ободьями оголившихся колес.

Центральный пост http://pilot-pirks.livejournal.com/97270.html
Tags: СТЗ, Что я видел в Америке что сделал в СССР
Subscribe

  • (no subject)

    В 2008 году через Новосибирск прошло полное солнечное затмение. К этому событию НПЗ, тогда крупный производитель телескопов, подошел со всей…

  • "Луна-9" закончилась

    Небольшая новость. Должен сообщить, что мои запасы альбома про станцию "Луна-9" закончились. Их и так было немного, а после предложения…

  • НИС. Космонавт Юрий Гагарин - электронная версия

    Заместителю торгового представителя СССР на Кубе. Товарищ! Согласно вашему запросу о возможности заходов в кубинские порты НИС «Космонавт…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments