pilot_pirks (pilot_pirks) wrote,
pilot_pirks
pilot_pirks

Category:

ДТ-28 Кузница дышит полной грудью. Нам уже не нужно много американцев...

14. Кузница дышит полной грудью. Нам уже не нужно много американцев. Письмо тов. Сталину. В чем героизм нашей молодежи?

Кузница по выпуску идет впереди всех других цехов.
Видите эти площадки – это кузница „набирает силы“. За два месяца производительность повышается неимоверно быстро, неслыханно идет вверх. Затем снова идет накопление сил.

740 тонн поковок изготовила кузница в феврале и 2 700 тонн в сентябре. К январю кузница достигает 3300 тонн – это уже совсем близко к проектной мощности завода.


Параллельно с этим быстро падает расход мазута на тонну поковок. C июня расход мазута идет ниже проектной цифры.

Молоты стучат непрерывно. Кузница вся в движении. Инструментально-штамповая едва успевает справляться с заказами. Здесь рост квалификации идет значительно медленнее. Однако уже выровнены основные участки, уже и здесь овладели наиболее важными местами. Штампы для передней оси и коленчатого вала изготовляются в сроки, близкие к американским. Сейчас только 140 часов требуется для изготовления этих штампов.

В инструментально-штамповой мастерской не осталось ни одного иностранного специалиста. Все штампы, и наиболее сложные в том числе, дают наши рабочие. Даже на камерах, оригинальных копировально-фрезерных станках, считавшихся привилегией американцев, в качестве бригадира работает наш молодой техник и весьма успешно справляется с задачей. Все управление станком производится при помощи кнопок, расположенных в несколько рядов. Наш техник работает кнопками как на клавиатуре рояля.

Основная задача теперь – повысить качество штампов для аяксов. Здесь требуется значительно большая точность, а с ней в инструментальной мастерской еще до сего времени недостаточно считаются.

В октябре нависает новая угроза – нет запасных частей. Все импортные штоки уже израсходованы. Лопнули две ‚‚бабы“ на молотах в тяжелой кузнице. Наши заказы на запасные части невозможно разместить. Задача создания базы для бесперебойной работы кузницы новейшего типа вырастает во всей остроте. Запас штамповых кубиков иссякает тоже.

С большим трудом удается получить с завода „Баррикады“ несколько штоков для молотов за какие-то другие одолжения ‚,Баррикадам“ с нашей стороны. Но это не выход, так как сегодня или завтра могут выйти из строя другие штоки. Встает на ноги Харьковский тракторный, работают „Красный путиловец“, Автозавод им. Молотова в Нижнем, завод им. Сталина в Москве, входит в строй Челябинский. База запасных частей для кузниц во что бы то ни стало должна быть создана теперь же.

Из-за отсутствия штоков мы работаем с перебоями. И снова непомерно нервная обстановка начинает охватывать цех. Мы находим выход в том, что заказываем на „Красном Октябре“ прокатать нам болванки в виде длинных квадратных штанг. Мы сами проковываем их на наших неприспособленных для этой работы молотах и термически обрабатываем полукустарным способом в нашей термической мастерской. Мы не можем ковать штоков вместе с поршнями и поэтому изготовляем поршни отдельно. В горячем виде мы одеваем головку поршня на шток и расклепываем головку на нем.

В течение месяца мой помощник инженер Чешев занят почти исключительно этой работой. Он изучает металл, идущий на штоки, подбирает правильные конусы, организует всю технику насадки поршня‚ и к январю 1932 года мы уже сами в нашей инструментально-штамповой мастерской успеваем изготовить 72 штока с поршнями. Однако – до сего времени наши штоки в силу ряда металлургических условий значительно ниже импортных.

Небольшой филиал общезаводской лаборатории, который мы организовали в кузнечном цехе, обстоятельно изучает вопрос о применении сталей для штоков. Мы не сомневаемся, что материалы наших исследований и наблюдений лягут в основу нового завода‚ который специализируется на изготовлении запасных частей для новых массово-поточных штамповочных цехов.

Когда лопнули первые две ‚‚бабы“ 4- и 5-тысячных молотов, мы оказались в совершенно безвыходном положении. Пришлось искать каких-либо паллиативных мер. Мы принялись за ремонт „бабы“. Под руководством того же Чешева специальные хомуты, стягивающие трещины, в горячем виде были одеты на ‚.бабы“.

Американец, Болл никогда не видел таких способов ремонта «бабы». Этого не требуется в условиях Америки – новые запасные части всегда будут доставлены вам на место фирмой, изготовлявшей их. Он говорит, что если опыт подобного ремонта будет удачным, то это значительно обогатит его практический стаж. „Бабы“ отремонтированы и работают в течение года в этаком искалеченном виде.

Все выше поднимается норма по изготовлению коленчатого вала и передней оси. Долотов, Кубасов, Ковалев и Рауткин уже перевалили за 200 штук в смену: Долотов дает 272 коленчатых вала, Кубасов 280 передних осей,
На трехдюймовом аяксе изготовляют уже по 1 100 спиц, а клапанов на двухдюймовом аяксе – 1 000 штук. Кузница уже дышит полной грудью. Поток сильно выправлен. Массовость приближается к проекту. В течение месяца изготовляется 350 000 спиц, 80 000 клапанов, 400 000 шпор. И все детали механизма к механизму непрерывным потоком.

В январе кузница ежедневно потребляет 13 вагонов стали. Единственный кран в заготовительном отделении едва успевает справляться с работой.

В заготовительном отделении уже работают четверо ножниц. Там же установлены третий пресс для шпор и горячая пила для резки и использования отходов.
Самые мощные из ножниц, похожи на пресс громадных размеров. На них можно разрезать штанги прокатанной стали толщиною почти в телеграфный столб.
Здесь мы нарезаем все виды заготовок. Хромо-никелевые штанги для коленчатого вала подаются прямо из вагона в специальную печь для легкого подогрева заготовки, нарезанные длиною в один метр, подвозятся на автокарах к длинной методической печи в кузницу и нагреваются для штамповки.

У едва успевших остыть коленчатых валов кувалдой отламывают концы. Краном подают валы к термической мастерской.

Здесь они поступают в автоматическую печь и нагреваются устранения внутренних напряжений. Затем при помощи электрического подъемника их нагружают на толкатель закаленной печи. Вынув с противоположной стороны печи электрической талью, валы калят в баке с водой и снова загружают для отпуска на толкатель следующей печи. Охлажденные в баке с водой, валы попадают на контроль. Контролер затачивает маленькую площадку на конце вала и испытывает его на твердость.

Отсюда валы, прошедшие испытание, поступают на правку под‚ двухсоттонный гидравлический пресс.

Выправленные валы травятся в серной кислоте, и чистые от калины, снова пройдя контроль, направляются в механо-сборочный цех.

Конвейер рольганги и катучие балочки, соединяющие печи термической обработки, исключили совершенно потребность мастерской в автокарах и во много раз облегчили работу.

B механическом цехе уже появился задел многих деталей и возле некоторых станков образовались солидные груды наших поковок. Уже перестали рвать у нас из-под рук детали, а некоторые даже отказываются принимать. Стали больше напирать на качество, требовать более точного соблюдения технических условий.
Да и в кузнечном цехе то там, то здесь кучами сложены детали в ожидании приемки или дальнейших операций.

В кузнице среди инженерно-технического персонала уже ведутся новые споры: о нормальном размере задела, о затоваривании, нарушении правильного потока и о всех неприятностях, вызываемых перепроизводством и некомплектным, неплановым перевыполнением программы.

Коленчатые валы подвергаются механической обработке: у них подрезаются торцы, обрабатываются оба конца и шейки. Шейки проходят обдирку‚ чистовую обработку, а затем шлифовку наждачными кругами. На особом станке вал проверяют на уравновешенность, после этого он поступает на сборку.

На малом конвейере, где собирают моторы, вал ставится внутрь блока, и больше его не видно. Моторы передаются в испытательную станцию, где проверяется мощность каждого из них при помощи динамомашины. Моторы окрашиваются и поступают на большой конвейер, на котором происходит сборка тракторов.
Мотор укрепляется на раме, затем туда устанавливается радиатор, рулевое управление, баки и т. д. Трактор проходит красильное отделение и сушилку, заводится перед спуском с конвейера и сходит на собственном газу. Каждые шесть минут с конвейера сходит трактор. Во дворе кран поднимает тракторы и устанавливает их на железнодорожные платформы. Эшелоны площадок, груженных тракторами, ежедневно отправляются во все стороны Советского союза, на колхозные и совхозные поля.

Зиму 1932 года мы встретили значительно более подготовленными. Выстроена стена в инструментально-штамповой мастерской, отделяющая теперь наглухо термическую. По всей мастерской вставлены вторые рамы, проведено паровое отопление. Сейчас инструментальщики могут работать уже с засученными рукавами, а главное – не спеша. Это весьма много значит для работы цеха.
У въездных дверей всюду сделаны длинные деревянные тамбуры, а шторы по всей кузнице закрыты двойным щитом, засыпаны опилками. Все пирометры и другие нежные приборы закрыты теплыми остекленными будками.

Нефтепроводы отеплены по всем траншеям до самых печей. К каждой печи сделана подводка острого пара для продувки мазута. Траншеи закрыты листами.
Ho дороги у нас попрежнему ужасны. Автокары попрежнему прыгают через ухабы, калечат людей и выходят из строя.

Мы едва успеваем очищать территорию внутри и снаружи цеха. У нас как-то укоренилось в сознании, что достаточно очиститься один раз, как дальше не требуется никакого ухода. Однако ежедневно из кузницы вывозится отходов и брака около трех вагонов и не менее полувагона битого кирпича, окалины, концов и разного мусора. Требуется регулярный, систематический, плановый уход за чистотой.

С большим трудом весной нам удалось сделать возле кузницы газоны, засеять травы и насадить цветов. Их здесь теперь больше, чем у Дженерал Алоу в Чампейне, и вдоль стен инструментально-штамповой мастерской цветут георгины.
Мы уже не нуждаемся в помощи большого количества американцев, и я веду переговоры об оставлении только троих. Но они заламывают неимоверную цифру, и я вынужден отпустить и этих. Вскоре после их отъезда я начал получать от них письма из-за границы. Большинство хочет вернуться назад.

Некоторое время назад я получил сведения, о том, что приехал Ухвб, отказавшись от валюты. Приехал также и Гартман, не соглашавшийся оставаться прежде. Выезжают в Союз и многие другие. Я получаю письма от некоторых рабочих, с которыми я встречался в Америке, но о которых теперь совершенно забыл. Все они сообщают о желании приехать в СССР. Большинство из них находится в числе тех 12 миллионов безработных, которых не может прокормить эта обильная страна.

Картина работы цеха резко изменилась. Нет толчеи и бесконечного повторения пройденных этапов. Во многом мы освободились от кустарщины. Ввели много новых стандартов. Пришлось заменить цехового механика – этого прекрасного старика – кустаря‚ обладавшего большим производственным стажем. Обязанности механика теперь выполняет инженер, который бьется над проведением графика „принудительного“ ремонта механизмов.

Многое идет значительно спокойнее и организованнее. График, хотя , еще и недостаточный, начинает все-таки превалировать над всеми другими способами планировочной работы. В течение рабочего дня теперь нет никаких заседаний, и, как мне кажется, из-за одного этого многие вздохнули значительно свободнее.

Начальники отделений больше бывают в цехе и в курсе всех мелочей. Люди не приходят уже с таким бесконечным количеством мельчайших сырых вопросов, а все чаще и чаще разрешают их на местах. Некоторые почувствовали себя действительными хозяевами на своих участках и проявляют инициативу и изобретательность. Теперь распоряжения мне не приходится детализировать в такой степени, как это было несколько месяцев назад. Люди понимают с полуслова, что нужно сделать.

Все участки точно определились, выявлены больные места на каждом из них. На узких технических совещаниях, созываемых от времени до времени по отделениям, мы определяем характер работ и подробнейшим образом расписываем способы дальнейшей работы. Мы записываем каждого исполнителя и проставляем сроки окончания работ. Таких планов по цеху у нас найдется несколько, так например: по технологическому бюро переписаны все-виды штампов, которые должны быть реконструированы в течение ближайших двух месяцев.
График принудительного капитального ремонта оборудования висит на стене, его можно наблюдать ежедневно. Когда нужно проверить работу на каком-либо участке, стоит только открыть папки, в которых записаны задания по основным вопросам – и картина становится ясной.

Кончился период затяжных совещаний, которые хотя и были для нас школой технической грамоты, но наряду с пользой приносили колоссальный вред. Сейчас чувствуются единоначалие и техническое руководство тех людей, которые в техническом отношении выросли больше других. Но цех попрежнему еще напоминает механизм, в котором пружина заводится не более чем на несколько суток. Пружина ослабевает, и ее требуется все время заводить, хотя теперь это делается уже методически, без рывков и перенапряжения пружины.

В апреле 1931 года в цехе появились первые хозрасчетные бригады. В декабре их уже 100, а в марте 1932 года весь цех состоит из хозрасчетных бригад. Ежемесячно мы выплачиваем 2-3 тысячи рублей премии за экономию, получаемую этими бригадами. Эффект работы этих бригад исчисляется в 12-15 тысяч рублей ежемесячно. Только благодаря хозрасчету удается на некоторых участках снизить высокий процент брака.

B января 1932 года цех перевыполняет программу и впервые выходит в конце месяца c небольшой прибылью в 76 тысяч рублей.

В январе 1932 года завод уже выпускает 100 машин в сутки, а к XVII партконференции дает 125 тракторов в день. Ударники-рабочие и специалисты завода завоевывают право написать письмо т. Сталину. Привожу краткие выдержки из этого письма:

«… Нам надо было овладеть наукой и техникой массово-поточного производства. Мы были поставлены лицом к лицу с первоклассным оборудованием, нам предстояло в несколько месяцев освоить то, что десятилетиями накопилось за границей.

Опыт пуска нашего завода сыграл колоссальную роль в освоении Советским союзом новых производств. На уроках нашего завода страна научилась сокращать пусковой период новых гигантов пятилетки.

Как мы добились решающих успехов в борьбе за пуск завода?
Шесть условий, выдвинутые в твоей речи „о новой обстановке и задачах хозяйственников“, научили нас, как овладеть техникой, как стать хозяевами дела.
Мы начали с того, что разбили старую систему оплаты труда. Мы не только разоблачили ложь о том, что при конвейерном производстве не нужна сдельщина, но на деле показали ее громадное преимущество.
Ведущими по зарплате мы сделали инструментальщиков, литейщиков и кузнецов. И это сразу отразилось на движении конвейеров.
Заработки наши выросли. Выросли и наши потребности. Мы получили образцовую фабрику-кухню и питаемся теперь куда лучше, чем в прошлые годы. Фабрика-кухня дает 37 000 обедов. Рабочие горячих цехов и ударники получают повышенную норму питания.

Начала перестраиваться и наша кооперация. Открыт магазин для ударников, два магазина для ИТР, расширена сеть ларьков и магазинов. Недавно открыт лучший в Союзе единый диспансер, в котором работает сейчас свыше 100 врачей.
Отстроена школа фЗС на 2 500 детей рабочих. В ближайшие месяцы будет закончен клуб на 3000 и цирк на 4000 зрителей. Мы имеем возможность одновременно с Москвой слушать звуковые картины в кино „Ударник“, пропускающем 6000 человек в день.

Посажены тысячи деревьев, разбиты новые сады, скверы, асфальтирована часть тротуаров.

68 процентов инженеров и техников нашего завода окончили, советские втузы. Одна треть нашего командного состава – коммунисты и комсомольцы. Из молодых специалистов мы выковали умелых организаторов руководителей.

Во главе нашего коллектива стоит 4-тысячная парторганизация. Коммунисты, комсомольцы показывают нам примеры большевистской борьбы за технику, учат нас работать по-новому.
Комсомольская организация выросла до 7 тысяч человек...“

Я сижу в президиуме торжественного собрания в здании цирка. Цирк полон. Выступают представители городских организаций. Зачитываются телеграммы из края и центра... Рабочие других заводов поздравляют нас с нашей новой победой – выпуском 150 тракторов в день. Я перебираю в памяти всех товарищей, с которыми вместе мы боремся и побеждаем трудности в нашей работе. Это в большинстве молодежь, редким из них перевалило за 25-26 лет.
Их героизм не в том, что они, надрываясь, переносят на своих плечах большие физические тяжести – этого не требуется – для этого существуют краны. Они герои не потому, что проводят в цехе по две и три смены – это свидетельствует лишь о нашем неумении организовать труд. Их преимущество в том, что они путем ‚кропотливой, методической и упорной работы овладели техникой нового производства.

Именно они, начинающие жить и работать, прошедшие мучительный путь овладения первым массово-поточным заводом в нашей стране, будут создавать у нас новые гиганты социалистической индустрии, соединяя революционный размах с американской деловитостью.

Центральный пост http://pilot-pirks.livejournal.com/97270.html




По сути, книга завершена. Осталось только небольшое послесловие и немного статистики, что я набрал за время работы над темой. Все это постараюсь дать завтра
Tags: СТЗ, Что я видел в Америке что сделал в СССР
Subscribe

  • (no subject)

    В 2008 году через Новосибирск прошло полное солнечное затмение. К этому событию НПЗ, тогда крупный производитель телескопов, подошел со всей…

  • Снимок

    Если честно, я немного разочарован, что никто не захотел попробовать угадать, кто позировал на фоне Н1 в 1967 году. Например, у меня версия, что по…

  • Новая книга про лунный носитель

    В процессе работы над книгой "Луна. История, люди, техника" мне удалось получить довольно много новой и уникальной информации – в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment