pilot_pirks (pilot_pirks) wrote,
pilot_pirks
pilot_pirks

Categories:

Первый пуск. Мечте навстречу. "Венера-1". Часть первая

          К стартовому окну 1961 года СССР подходил в гордом одиночестве. США, отказавшись от попытки создать аппарат в 1959 году (об  этой попытке будет рассказано далее), отложили старт на 1962 год. Детальная проработка станций для запуска к Венере и Марсу началась по инициативе С. П. Королёва и М. В. Келдыша ещё в середине 1958 года, в разгар разработки первых «лунников». Слишком интересной была эта задача, и очень хотелось её решить. Самыми совершенными носителями СССР были «лунная» ракета 8К72 и её более мощная модификация – 8К73. Они обе разрабатывались под запуск аппаратов для попадания к Луне и фотографирования её обратной стороны.

    Изготавливались на тот момент только ракеты модификации 8К72, двигатель для 8К73 ещё не был готов, но этот носитель стоял во всех ближайших планах. В частности, в мае 1959 года Глушко направил извещение в Академию наук и ОКБ-1, что он берёт на себя обязательство в 1960 году поставить двигатель для носителя 8К73. Но для начала нужно было понять, на что способны эти ракеты в смысле достижения других планет. В августе 1959 года в отделении прикладной механики математического института АН СССР сотрудниками академика М.В. Келдыша был завершён детальный расчёт, результаты которого оказались спорными. Носители могли вывести станции к планетам, но с некоторыми ограничениями. Особенно плохо дело обстояло с Марсом в ближайшие к тому моменту годы. Оптимальная траектория со встречей на первом полувитке (с запуском в октябре 1960 года и прибытием к Марсу в апреле 1961 года), была «не по зубам» обеим ракетам. Даже у 8К73 наблюдался перевес в 236 кг. Именно на столько её нужно было облегчить, чтобы она могла вывести к Марсу хотя бы свою последнюю ступень, без какой-либо дополнительной нагрузки. Было разобрано ещё несколько других вариантов траекторий. К примеру, при запуске 15 сентября 1960 года ракета 8К73 могла вывести к Марсу 280 кг полезного груза, а 8К72 – 230 кг. При запуске 23 марта 1961 года цифры были ещё лучше – 342 кг и 240 кг соответственно. Правда, начинались другие проблемы. В первом случае время перелёта составляло почти год, во втором – полтора. Также в первом варианте получалось слишком большое расстояние до Земли в тот момент, когда станция подлетела бы к Марсу.
        С Венерой было немного легче. При пуске 20 января 1961 года носитель 8К73 мог вывести к Венере 510 кг (это больше массы «Луны-3»), 8К72 – 420 кг, но это была единственная удачная траектория. Во время второго максимума, в апреле 1961 года, масса полезной нагрузки 8К73 падала до 41 кг, а 8К72 вообще не была способна что-либо вывести.
       Результаты не внушали оптимизма, особенно если вспомнить, что всерьёз рассчитывать приходилось только на ракету 8К72, но в том же отчёте демонстрировался выход из положения. Основной проблемой, приводящей к таким результатам, являлся тот факт, что ракета при выведении использовалась, если можно так сформулировать, «классическим образом». Активный участок траектории являлся весьма небольшим, и необходимо было совместить в нём и набор необходимой скорости, и вывод на траекторию полёта к планете. Второе требование зачастую вступало в противоречие с первым. Последней ступени необходимо было лететь под ощутимым наклоном к горизонту, при этом росли гравитационные потери, и выведение становилось неоптимальным.
            Очевидным выходом было разбиение траектории вывода на два этапа. Сначала по оптимальной траектории выйти на околоземную орбиту. Затем, уже с околоземной орбиты, при помощи четвёртой ступени, – в сторону нужной планеты. С точки зрения энергетики это был самый выгодный вариант: увеличивалась полезная нагрузка, расширялось окно запуска, сокращалось время перелёта, повышалась точность. Недостаток имелся один-единственный. Это был, по сути, новый
носитель, который ещё нужно было разрабатывать. И если в трёх ступенях мало кто сомневался, то четвёртая ступень, по воспоминаниям, внушала ужас разработчикам. Многое пришлось реализовывать в ней впервые. Четвёртая ступень должна была запускаться в вакууме, после очень длительного полёта в невесомости, причём практически на другой стороне Земли, вне зоны действия НИПов Советского Союза.
       Но если нужны Марс и Венера, то нужна именно такая ступень! Разработчики отчёта писали, что не знают, как она будет выглядеть. Но при её наличии можно будет в сентябре 1960 года послать к Марсу аппарат массой порядка 500 кг, а в январе 1961 года к Венере – 800 кг полезного груза. 10 декабря 1959 года выходит постановление ЦК КПСС и правительства СССР «О развитии исследований по космическому пространству».   
        Это постановление положило начало созданию космической ракеты для полёта к другим планетам (Марсу, Венере). Новая ракета получила наименование 8К78, а четвёртая ступень на ней – блок «Л». Дата постановления стала одной из ключевых в нашей космонавтике. Это был, по сути, Рубикон, что становится очевидным, если сравнить даты: начало декабря 1959 года – выход постановления, а уже в сентябре 1960 года «желательно отправить станцию к Марсу». Меньше года разделяют эти два события, и разработчики постарались сделать невозможное. Они и сами понимали, что это была слишком оптимистичная задача. Но история покорения  Марса всё ещё ждёт своей книги. Здесь же остановимся на Венере.
Subscribe

  • Да!

    Огромное спасибо Минобороны! Теперь книга о Востоке будет куда лучше!

  • ПЕРВЫЕ «ЗОНДЫ» Часть 2

    Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР по созданию станций 3МВ вышло 21 марта 1963 года. По нему в период 1963–1964 годов нужно…

  • ПЕРВЫЕ «ЗОНДЫ» Часть 1

    В начале января 1963 года М. В. Келдыш направил С. П. Королёву записку, в которой были обобщены соображения Академии наук об…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments