pilot_pirks (pilot_pirks) wrote,
pilot_pirks
pilot_pirks

Categories:

Про кровавую гбеню..


Вчера,  совершенно случайно, мне попала в руки книжка. Это были воспоминания Новодворской о своей боевой юности. Я даже не хотел ее читать, просто решил пробежать по диагонали, а уж меньше всего я ожидал, что ее чтение вызовет у меня столько здорового смеха. Это ведь не естественно! Все равно, что умирать со смеха решив почитать мемуары нацистских карателей. И у Велерии Ильиничны было желание именно так все предоставить. Но полученный результат! Вот чего я там точно не смог найти, при всем желании, это “1984 год” или какую-нибудь другую тоталитпрную антиутопию.
Сейчас попробую в двух словах описать, что же я там вычитал. Текст есть в сети, и пусть бросят в меня камень если я в чем- то погрешил против истины :)

При чтении ее мемуаров возникает впечатление что они написаны весьма интеллигентным человеком, не чуждым самоиронии, только... как бы это получше сформулировать… классическим «пламенным» революционером из детских книжек.. К несчастью для себя, этот революционер попал не книжную царскую охранку, а в обычное скучное КГБ образца 1969 года. Более того, что она писала про себя, даже про книжных революционеров не писали. Чтобы никто не поднял на смех. Я не знаю, почему Лера (сложно каждый раз писать Валерия Ильинична) росла девочкой, с таким активным желанием борьбы со злом. Прочитав про разведчиков она стала заниматься спортом, для успешных походов за линию фронта. После прочтения Трех мушкетеров она желала быть с ними, и бороться с гвардейцами кардинала, посмотрев Спартак она рвалась освобождать из рабства рабов. И это все было не так плохо, но в 17 лет она прочитала «Один день из жизни Ивана Денисовича»..

Что занятно, судя по ее поведению она вовсе не хотела перевернуть мир, скорей она хотела погибнуть ради построения нового мира.Как Жана Д Арк на костре, только без каких либо героических действий перед этим. Причем, совершенно все вокруг нее, пытались ей помочь, остановить, но это было без толку. Занятия по истории КПСС она превращала в жаркие дебаты, пропихивала обличительные статьи в стенгазету. Организовала подпольный кружок борьбы. Когда из ее кружка убежали все «соратники» делать курсовые, она решила пойти на отчаянные меры. Прийти в день конституции в Дворец Съездов, разбросать антисоветские листовки. Когда ее поймают и осудят, она на суде гордо бросит советской власти все, что она о ней думает и, с высоко поднятой головой, пойдет на костер (она была уверенна что ее ждет расстрел).

Подошла к разбрасыванию листовок она серьезно. Дома тренировалась как правильно разбрасывать, несколько раз посетила дворец съездов, для ознакомления с территорией. Наконец, наступил день «Х». Так как одной идти не хотелось, весь день пыталась убедить своего ухажера пойти с ней, но он согласился  проводить только до входа в дворец съездов.

В общем, листовки она разбросала, даже могла бы спокойно уйти, никто за этим не следил, но как-же костер? Специально дождалась пока один кгбшник, отдыхавший с семьей, не спустился на ее этаж, и, уточнив не она ли разбрасывает листовки (Лера с радостью согласилась), взял ее под руки и отвел в административные помещения, сообщив куда надо.

В «куда надо» оказалось, что праздник, в КГБ никто не работает, и пришлось срочно искать следователей по домам. Штатная служба охраны дворца тем временем отбивали нашу революционерку от ветеранов войны которые, судя по заявлениям, хотели разорвать ее на части за испорченный праздник. Она же им отвечала, что они рабы, клевреты, опричники и т д

Только через четыре часа в дворец приехали два очень грустных следователя. Судя по их реакции, если бы Лера отказалась от этих листовок они бы ее с радостью отпустили на все четыре стороны и отправились домой. Но этого они не дождались. На их печальный упрек, что же она им праздник портит, в ответ они услышали тираду, что такой праздник нужно портить, что он в честь конституции по которой убивали людей и т д. Пришлось везти на лубянку.
Там она целый час читала лекцию о том, какие они дурные люди, какие злодеяния творят, как губят Россию, и какая в стране начнется против них борьба, и как она завершится восстанием и революцией.

Потом оказалось, что если бы не эта лекция, после допроса ее бы отпустили, и все бы ограничилось разбором на комсомольском собрании. Ну что же делать с тем, кто упорно подписывает себя под все более и более весомую статью? Оформили и отправили в Лефортово.

Начитавшись революционных книжек, она была явно уверенна, что ее ждут грязные пустые камеры, где нужно спать на досках, мерзнуть, есть баланду. Главное же, камеры будут битком набиты несчастными, попавшими туда из-за выступления против советской власти. Из-за чего и спросила первым делом двух женщин, к которым ее подсадили, из-за чего, мол, сидим? Листовки? Нелегальная литература? Кружки? Очень напугав несчастных спекулянток.

Собственно, основной контингент тюрьмы из разных спекулянтов, взяточников и валютчиков и состоял. Причем, судя по косвенным моментам, тюрьма была при этом полупустой. Еще в тюрьме были ковровые дорожки, идеально чистые камеры, смена постельного белья раз в десять дней, душ не хуже чем в пионерском лагере, и весьма неплохая библиотека.

На допросах ее никто даже пальцем не тронул. Тем более, что все допросы сводились к ее лекциям по поводу того, что они еще дорого заплатят за все их преступления с 1917 года, а также описанием в какой очень серьезной и влиятельной организации она состоит. Дескать листовки это только первый шаг, скоро начнутся теракты, и востания  в лагерях в которые ее сошлют.

С организацией были самые большие проблемы, Лера упорно не называла ни одной фамилии, более того, никто из обычного круга диссидентов о ней даже не слышал, даже в «хрониках» написали ее фамилию с ошибкой. В результате получалось, что в ее страшной организации только она и состоит, и было совершенно не понятно, что с ней делать.

В тюрьме наша революционерка сдаваться не собиралась. Она пыталась перестукиваться, но опять, ни одного политического найти не смогла. Также она стали писать антисоветские листовки на туалетной бумаге и бросать их через решетку (первый и последний раз в истории Лефортовской тюрьмы) . Прямо на головы несчастных следователей. Больше всего ее поведение обидело коменданта тюрьмы, он даже угрожал посадить ее в карцер, но так и не посадил.
Строго по правилам, ей было предъявлено обвинение. Здесь коммунистический режим нанес подлый удар. На процесс ее не пустили. Соответственно и высказать все, что она думает ей не дали. Как и не дали покончить с собой, когда она это поняла. Даже несколько не понятно, был ли «мальчик», так как ее решили отправить на обследование у психиатров. Опять же, здесь она могла спокойно выйти из тюрьмы, но на все вопросы, она отвечала, что будет продолжать борьбу. Одна из ее «коллег» ответила «подумаю» и ее сразу же отпустили.

Встретившись с главврачом, она на вопрос «Не сожалеете ли вы о том, что сделали?» заклеймила его и КГБ позором и пообещала Нюрнберг. Думаю, ему не привыкать, но видимо понял, что это его пациент и ее отправили в казанскую спец психиатрическую тюрьму.

Но и из этой тюрьмы ее и выпустили сразу после того, как она (по ее признанию скрепя сердцем) сказала, что все-таки сожалеет о содеянном. Два года продержалась.. После этой тюрьмы она, после определенных манипуляций, смогла восстановиться в вузе и успешно его окончить, даже лектор по истории КПСС поставил ей четверку, несмотря на полутрачасовой спор с ней. Но, как показала практика, вся эта история ее ничему не научила…
Вот такой у нас был Оруэлл…

Читая ее отзывы про Лубянку, создается впечатление практически обленившейся организации, работавшей исключительно со спекулянтами и прочей мелочью. В реальности, думаю, мало кто хотел ломать жизнь молодой (всего 19 лет) и тогда еще весьма симпатичной девушке..
Есть, конечно, и неприятные моменты. Главным образом в Казанской СПБ. Все-таки тюрьма, а это накладывает определенную специфику. Хоть обычнее уголовники и давали взятки чтобы туда попасть, а Лера в ней выучила несколько языков. Да и не обычная это была тюрьма, а психиатрическая, что определяет и специфику лечения и контингент (политические там составляли исчезающее малый процент). Из-за контингента главным образом и неприятно читать. Если кто-то мне не поверил, то текст ее мемуаров можно найти хоть здесь.
http://ds.ru/books/lie.htm

P.S. Димон77 после всей этой истории что-то вспомнился, интересно, как он поживает?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments