pilot_pirks (pilot_pirks) wrote,
pilot_pirks
pilot_pirks

Category:

Прощайте..



Давно у меня не было такого тоскливого настроения на душе. Просто смотреть как шаттлы начинают становиться на прикол, практически невозможно. Так хочется при этом что-то сделать. Ну хоть что-нибудь! Впрочем  при этом превосходно понимаешь, что сделать совершенно ничего нельзя. Так жаль, что их время пришло к концу, что уже через несколько месяцев они исчезнут с графиков пусков. Жаль, что по куче причин нельзя оставить хоть один шаттл летать пристыкованным к МКС. Жаль..

Даже когда топили Мир чувство было не таким острым, так как тогда я понимал, что эстафетную палочку Мира подхватит МКС... После же Шатла ничего сравнимого не видно. Ну да, он не оправдал надежд, да он дико  дорогая игрушка, особенно после всех мер по безопасности, иногда перестраховочных. Но слишком давно шаттл стал нечто большим, чем просто космическом кораблем...

Ну а хуже всего то, что при этом превосходно понимаешь, что это закономерный процесс, который остановить невозможно.. Очень хорошо по этому поводу высказался Уэйн Хэйл - инженер НАСА, директор программы Шаттла. Сейчас я еле нашел его статью. Статья очень хорошая, правдивая и грустная. 


Уэйн Хэйл, Закрывая Шаттл
( Wayne Hale's NASA Blog: Shutting Down the Shuttle | SpaceRef - Your Space Reference )

Кажется, именно генерал Норман Шварцкопф сказал: "кабинетные генералы изучают тактику, а боевые - снабжение". Один из первых усвоенных мной уроков в деле управления программами заключался в том, что внимание к таким мелочам как поставщики, подрядчики и производители запчастей предопределит успех или провал программы больше, чем любой другой управленческий аспект. Эти мелочи неувлекательны, Голливуд не снимает про них фильмов, но логистика и цепочки снабжения это невоспетые столпы, на которых стоит любой крупный проект.

Приятно иметь за пазухой красноречивую риторику или высокие философские принципы, но в реальном мире реальные программы реально управляются посредством денег. Когда бюджет на логистику и снабжение исчерпан, программа заканчивается. Инерция и запасы на складах могут продержать её на плаву ещё немного, но когда они заканчиваются, приходит время сдавать всё в музей.

Четыре года назад, по программе Шаттла были сделаны последние закупки "для поддержания жизнедеятельности". Это значит, что мы закупили достаточно запчастей чтобы отлетать все запланированные тогда полёты и ещё предусмотрительный запас для резерва. После этого мы начали рассылать уведомления о прекращении контрактов (УПК). Около двух лет назад, мы прекратили отношения с 95% производителей частей для внешнего топливного бака. Меньшие, но тем не менее значительные доли контрактов с производителями частей для главной ДУ, челнока, и ТТУ, тоже были прерваны.

Множество из того, что производится для челнока, делается по спецзаказу. Например, электроника, которую больше никто не производит, потому что она образца 70-х. Она работала, поэтому не было смысла вкладываться в сертификацию новых деталей. Ведь сертификация новых деталей обошлась бы значительно дороже! Специальные сплавы, сделанные для условий космических полётов, множество мелких запчастей, производившихся в частных лавочках в основном в долине Лос-Анджелеса, всегда были нормой, а не исключением. Вам может казаться, что такие "простые" вещи, как болты, гайки, шайбы, фильтры и прокладки могут быть куплены в готовом виде в любом магазине, но если вам так кажется, это всего лишь означает, что вы ничего не понимаете в Шаттле. Подавляющее большинство деталей, расходных материалов, инструментов для наземных служб, было сделано по специальному заказу и с использованием уникальных и жёстких требований и стандартов.

Наш опыт с Шаттлом говорит, что если мы пытаемся срезать углы - быть беде. Незначительные, незаметные изменения приводили к большим проблемам. Например, прекращение поставок растворителя создало огромную проблему для коллективов ТТУ несколько лет назад, когда вещи просто неожиданно распадались у них под руками. Потребовалось могучее научное и инженерное усилие и большая детективная работа, чтобы определить что виновником всего были незначительные изменения в составе нового растворителя. Когда части ТТУ распадаются у вас под руками, это очень плохо. И таких примеров сотни.

Сертификация поставщика запчастей для Шаттла это долгий и сложный процесс. Не так много компаний делают эту работу. Почти все из них испытывают гордость за то, что они являются частью космической программы. Множество из них занимаются этим с середины 70-х. Так что, когда частная мастерская Мамаши и Папаши получают УПК от программы Шаттла после 35-и лет производства, и у них есть другие клиенты, угадайте что они делают? Мамаша и Папаша, как правило, закрывают мастерскую, выводят на пенсию своих высококвалифицированных рабочих, и уезжают из Лос-Анджелеса в свой пенсионный коттедж в горах или на берегу моря.

Всё это и происходило последние четыре года; большинство произошло два года назад.

Так что давайте ради интереса посмотрим, что произойдёт если мы каким-то образом решим продлить эксплуатацию Шаттла ещё на несколько полётов.

Время от времени какой-нибудь поставщик специальных деталей для Шаттла закрывается. Из нашего опыта следует, что немедленно возникают огромные проблемы уже даже с тем, чтобы хотя бы найти кандидатов на конкурс. Иногда нам приходилось буквально обходить все двери с протянутой рукой. И всегда нам приходилось платить втридорога за мелкие партии уникального оборудования.

Если есть время и деньги, возможно всё. Но у нас всегда не хватает времени и денег. Такова жизнь.

Например, если сейчас мы начали бы строить новый внешний бак в Мичуде, скорее всего на полке найдётся достаточно запчастей. Но очень скоро они закончатся. Возможно, что на следующий бак, который надо будет начинать уже через 3 месяца, придётся заказывать новую партию специальным заказом. Иногда старый поставщик ещё находится в деле и его можно убедить сделать лишнюю партию своих старых запчастей. Но во многих случаях, придётся искать нового поставщика. Так как партия будет маленькой, плата за неё будет повышенной, и после этого начнётся процесс сертификации, который занимает от 6 месяцев до года. Первая партия скорее всего будет содержать дефекты, неизбежные в процессе изучения рабочими нового производства. Так что скорее всего через 15 или 18 месяцев у вас наконец будут детали для следующего бака - "всего лишь" через полтора года после того, как они вам понадобились. Появится новый "провал". На этот раз не между Шаттлом и Орионом, а между Шаттлом и следующим Шаттлом.

И в результате этого мы получим старую технологию по резко завышенной цене, и к тому же далеко не такую надёжную, как нам хотелось бы.

Вы же знаете, что я люблю Шаттл больше всех вас, вместе взятых. Я думаю, что это лучший космический корабль из когда-либо построенных. Но я также живу в реальном мире.

Откуда появятся деньги? Откуда появятся люди - те самые, которые должны сейчас начать работу над лунной программой?

Мы запустили процесс закрытия Шаттла четыре года назад. Поезд ушёл.

Комментарий: Уэйн Хэйл - инженер НАСА, директор программы Шаттла и заместитель администратора НАСА по стретегическим партнёрам. Карьеру в НАСА начал в 1978. Директора программы Шаттла с 2005.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments